Взаимосвязь социального и биологического в личности

   Проблема соотношения биологического и социального в личности человека долгое время была предметом ожесточенных споров среди психологов-теоретиков. Интересно, что до того, как Ч. Дарвин развил свою теорию эволюции, показав, что основой ее является естественный отбор, вопрос о соотношении биологического и социального в личности почти не поднимался. О происхождении человека раньше были лишь очень смутные представления, в основном замешанные на религии и вообще мистике.

В процессе становления объективной науки были рассмотрены практически все возможные связи между понятиями «психическое», «социальное» и «биологическое»:

- психическое развитие трактовалось как полностью спонтанный процесс, независимый ни от биологического, ни от социального,

- оно же трактовалось как производное только от биологического,

- или только от социального,

- или от параллельного воздействия биологического и социального.

В первой группе концепций, в которых доказывается спонтанность психического развития, психическое рассматривается как явление, полностью подчиненное своим внутренним законам, никак не связанным ни с биологическим, ни с социальным. Организм обычно рассматривался как некоторое "вместилище" психической деятельности. Воззрения древних философов и теологов можно отнести именно к этой группе, потому что источники развития психики искались только в самой психике.

В биологизаторских концепциях психическое рассматривается как линейная функция развития организма, как нечто, однозначно следующее за этим развитием. Все особенности психических процессов, состояний и свойств человека определяются особенностями биологической структуры, а их развитие подчинено исключительно биологическим законам. Нередко используются законы, открытые при изучении животных, которые не учитывают специфику развития человеческого организма. К месту и не к месту для объяснения психического развития ссылаются на биогенетический закон (закон рекапитуляции), согласно которому в развитии индивида воспроизводится в главных чертах эволюция вида, к которому этот индивид принадлежит.

Биологизаторы утверждают, что психического как самостоятельного явления в природе не существует, поскольку все психические явления можно описать или объяснить с помощью биологических (физиологических) понятий. Можно, но такие описания и объяснения получаются очень и очень натянутыми. К сожалению (или к радости?) человек настолько глубоко погружен в общество, в цивилизацию, в культуру, в нас настолько развит разум, что описывать поведение человека через физиологическое - значит крайне упрощать и искажать реальные закономерности такого поведения.

В противовес биологизаторским, как уже говорилось, существуют социологизаторские концепции, утверждающие приоритет социального над биологическим. Интересно, что тот же закон рекапитуляции применяется и здесь, но в другом смысле: индивид в своем онтогенезе воспроизводит основные ступени процесса исторического развития общества, прежде всего развития его духовной жизни, культуры.

В. Штерн писал: "Человеческий индивид в первые месяцы младенческого периода с преобладанием низших чувств, с неосмысленным рефлекторным и импульсивным существованием, находится в стадии млекопитающего; во второе полугодие, развив деятельность хватания и разностороннего подражания, он достигает развития высшего млекопитающего — обезьяны, и на втором году, овладев вертикальной походкой и речью, — элементарного человеческого состояния. В первые пять лет игры и сказок он стоит на ступени первобытных народов. Затем следует поступление в школу, более напряженное внедрение в социальное целое с определенными обязанностями, — онтогенетическая параллель вступления человека в культуру с ее государственными и экономическими организациями. В первые школьные годы простое содержание античного и ветхозаветного мира наиболее адекватно детскому духу, средние годы носят черты фанатизма христианской культуры, и только в периоде зрелости достигается духовная дифференциация, соответствующая состоянию культуры Нового времени". Конечно, это представление Штерна может (и должно) быть подвергнуто развернутой критике. Можно отметить, что человек в первобытное время не столько играл и слушал сказки, сколько находился в постоянной борьбе за выживание, сражаясь с врагами и добывая пропитание. Христианство было распространено только в европейских странах. И так далее. Однако - пусть и небольшие - параллели между развитием цивилизации и развитием индивида усмотреть действительно можно.

В настоящее время споры между учеными по поводу роли биологического и социального почти прекратились. Если где и продолжаются, то в основном по спекулятивным причинам - чтобы изобразить деятельность неких "психологических школ".

Никто уже не оспаривает тот факт, что человек рождается как представитель определенного биологического вида, со своими физиологическими особенностями, с рефлексами, инстинктами и т.д. Широко известны, с другой стороны, случаи, когда маленькие дети попадали на воспитание к животным (так называемые "дети-маугли"), в результате чего по уровню своего развития не могли превзойти обычного 3-4 летнего ребенка. Человек после рождения оказывается в определенном социальном окружении и поэтому развивается не только как биологический объект, но и как представитель конкретного общества.

В последнее время появляется много интересных научных сообщений о роли социального у животных. Оказывается, и животные (в первую очередь высшие) не живут только по программе, определенной природой, но и впитывают в себя активно социальный опыт. Те же кошки благодаря инстинктам умеют охотиться на мелких грызунов и птиц, но эта врожденная способность развивается в игре и обучении. Взрослые кошки учат своих котят приемам эффективной охоты. Если у котенка не было учителя или учитель был плохой, охотничьи умения и навыки у него будут развиты хуже. Интересно, что стремление к обучению у кошки тоже в свою очередь является инстинктом.

Роль инстинктов в поведении человека тоже велика, хотя и не так заметна. Если молодая мама учит своего ребенка ходить и говорить, чем это обусловлено: инстинктами или социальным опытом (знанием, что так надо делать)? В большинстве случаев инстинктивное и социальное у человека образует своего рода сплав, "амальгаму". Только в отличие от обычного сплава или амальгамы здесь "разделить и посчитать в процентах" невозможно и лишено практического смысла.

Физиологическое в поведении не сводится только к инстинктам. Например, слуховой анализатор человека так устроен, что слушая определенные сочетания звуков, решая "звуковые интеллектуальные загадки" человек может испытывать сильное удовольствие. Отсюда рождается увлечение музыкой. Отсюда много разных социальных эффектов: от организации дискотек до побуждающих на подвиг революционных песен. Не было бы этой физиологической особенности - социальная жизнь была бы иной. В свою очередь общение с другими людьми может побудить человека сменить свои музыкальные пристрастия, обратить внимания на новый жанры, новых композиторов и исполнителей. Слишком сильное увлечение громкой музыкой может привести к ранней глухоте. Можно посчитать, каков процент биологического и социального в этой ранней глухоте? Нет.

"Противоречия" между природным и социальным в человеке часто рассматривают через противопоставление понятий "индивид" и "личность". Индивид - это некая подструктура, биологический компонент человека, его первоначало. Интересно, что "индивид" происходит от латинского individuum - неразделенное, нерасчлененное, а аналогом русского слова "личность" было persona - маска, роль.

Часто психологи-авторы отождествляют слова "человек" и "личность". Очевидно, это не очень корректно. Личность - это социальный человек, со своими ролями и включенностью в цивилизацию. Но поскольку в действительности вне социума человек не существует, поэтому его допустимо называть личностью. Особенно взрослого человека.

Литература

Маклаков А. Г. Общая психология. СПб: Питер, 2001.

 


См. также

Личность

 


Рейтинг@Mail.ru    RSS RSS    azps@azps.ru