azps.ru Портрет А. Я. Психологии
А. Я. Психология

Тесты, описания
Тесты on-line
Тренинги
Статьи
Словарь

 

RSS RSS

azps@azps.ru

 


TopList

Макс Люшер. Сигналы личности. Ролевые игры и их мотивы >> 3. РОЛЕВЫЕ СИГНАЛЫ И СИМВОЛЫ СТАТУСА Конечно, всякую деятельность и всякую социальную позицию можно обозначить термином , как это сегодня час...

3. РОЛЕВЫЕ СИГНАЛЫ И СИМВОЛЫ СТАТУСА Конечно, всякую деятельность и всякую социальную позицию можно обозначить термином <роль>, как это сегодня часто происходит. Но когда именно таким образом расширяют понятие <роль>, оно становится просто модным сло - вечком без особого смысла.

При таком обобщении роль, например, <роль матери>, могла бы обозначать совершенно различное, ведь когда женщина становится матерью, то у нее появ - ляются: 1. совершенно другая функция (деятельность); 2. совершенно другое самопонимание; 3. совершенно другая социальная позиция. Когда мать говорит своему ребенку: <Я принесла тебе куклу>, то она говорит это в функции матери. Но когда она говорит: <Посмотри - ка, что тебе принесла твоя мамочка>, то она отражает самое себя и играет при этом роль матери. Поэтому я хотел бы уточнить понятие <роль> и ограничить его исключительно видом самопредставления человека.

Самоощущение человека (в смысле <ощущение самого себя>) определяет подобно режиссеру, какую роль хотелось бы ему играть и какой реквизит (одежда, обстановка жилища и т. п. ) следует применять при этом. Р. Линтон четко и правильно определил обязанности и права, которыми обладает человек в обществе, как его статус. Пастух, например, имеет свой собственный статус, точно так же как и федеральный канцлер или президент. В со - ответствии с этим, символы статуса меняют свое значение; Символы статуса являются знаками обязанностей и прав для позиции внутри общества. Символом статуса, например, являются: форменная одежда полицейского или служащего таможни, белый халат врача, длинная юбка монахини, знак <СД> на автомобиле дипломата, корона короля, цилиндр трубочиста, высокий колпак шеф - повара, нарукавная повязка паркового сторожа или санитара. Такие же, например, титулы как <доктор медицины> и такие профессиональные обозначения, как <министр>, <священник>, <пенсионер> являются признаками статуса.

Монахиня может иметь большее чувство вины, чем публичная девка; трубочист может носить свой цилиндр с большей гордостью, нежели король свою корону.

Если серьезно говорить о социологическом определении понятия <статус>, то ни автомобиль марки РОЛЛС - РОИС, ни значок масонского клуба не являются истинными символами статуса. Ни собственная вилла с плавательным бассейном и многочисленной челядью, ни норковое манто, ни воскресное посещение церкви, ни лишенный всяких функций дворянский титул не обозначают общественной функции статуса. Однако в большинстве случаев все это зрелые сигналы ролей, т. к. они ничего не говорят о правах и обязанностях, но в большинстве . случаев - очень многое об иллюзорном самосознании (самоощущении) этих людей. Тот, кто переносит академический жаргон, тот может ознакомиться с соответствующей специальной литературой по этому вопросу: Линтон противопоставил статусу, т. е. общественной позиции, занимаемой человеком, роль, как <динамический аспект>. А в особенности Клоссенс и Тенбрук исследовали роль, как образование - Я в реакции на социальную структуру. Еще в большей степени, чем эти авторы, я хотел бы ограничить понятие <роль> исключительно самооценкой и вытекающим из нее поведением. Итак, под ролью я понимаю не общественную позицию или статус (например, врача или матери), которую человек действительно занимает, не деятельность (например, врача или матери), которой человек действительно занимается, но единственно и исключительно, оценку человеком его собственной личности, его фиктивную самооценку.

Роли соответствует представление, что окружающий мир оценивает мою личность так, как я об этом думаю, что именно я означаю для другого человека (например, для партнера по любви, для партнера по браку, для моего сына, для делового партнера) или для общественной группы (т. е. , например, для моей собственной семьи, для нации или для всего человечества). Итак, под <ролью> я понимаю постоянно воображаемую (иллюзорную) самооценку и результирующее из нее поведение, а также образ действий человека. Разумеется, определенные достижения можно оценивать как объективные факты, но тот, кто исходит из фикции, что его иллюзорная самооценка также соответствует действительности, и строит свое поведение сообразно с этим, тот играет роль.

Играние роли имеет свою психопатологическую кульминацию в параноидальном нарушении мышления (<Я китайский император>) и свою невротическую кульминацию в истерическом заболевании с психосоматическими симптомами.

Иллюзорное самоощущение постоянно является определяющим для того, играет ли кто - либо роль и какую именно этот кто - либо хотел бы играть по отношению к обществу.

Предпосылкой для всякой ролевой игры является самоощущение, которое вырождается в иллюзорную самооценку (<я глуп или умен, красив или непривлекателен, незначителен или влиятелен>). Учение Сатипаттханы о йоге и учение Сократа (<Я знаю, что я ничего не знаю>), оба они старались уберечь людей от инфантильной и тяжкой по своим последствиям самооценки. И поскольку многих людей не удалось привести к такому самосознаваемому смирению, Я - греза от самовосхищения и до, в большинстве случаев, неосознаваемого чувства собственной неполноценности сыграла с ними свою злую и мрачную шутку.

Исходя, например, из непомерного стремления к значимости или из честолюбия, можно играть роль <героя> и даже пожертвовать этому идолу имущество и жизнь.

Истинное же самоощущение стремится исключить всякую переоценку себя. Оно избегает самоиллюзионирования (самоиллюзии, самообмана), которое может выступать и действовать, с одной стороны, в виде идола - Я и роли - идола, а, с другой стороны, одновременно - в виде страха - Я и роли - защиты. Эгоцентрическое самоиллюзионирование препятствует доступу к действительности и, тем самым, к самовоплощению.

Обе эти сферы, как иллюзорная самооценка, так и отношение к окружающему миру, распадаются на противоположности: иллюзорная самооценка, с одной стороны, расщепляется на <идол - Я>, которое себе воображают (например, желание жить удобно и уютно), а с другой стороны, на тайное <страх - Я> и внутреннюю нужду (например, оказаться несоответствующим требованиям, спасовать перед жизнью).

Отношение к окружающему миру также расщепляется на полярные образы действий. С одной стороны, на роль - идол, па <целевую программу>, - к которой стремятся и которой домогаются, а с другой стороны, на роль - защиту, т. е. на такую ситуацию, которой стремятся избежать, т. к. она пугает своей опасностью. Эта та самая ситуация, от которой себя оберегают с помощью различных предлогов и от - говорок: <Я поостерегусь> или <Я не могу себе этого позволить>, <Я не могу себе позволить пребывать в состоянии удобств и уюта>, <У меня просто нет времени для таких удовольствий и наслаждений>. И наоборот, <целевая программа> того же самого человека может, например, гласить: <Я хочу самоутвердиться и иметь успех>.

Макс Люшер. Сигналы личности. Ролевые игры и их мотивы.