Инстинкт жадности

   Врожденная схема поведения человека и животных, побуждающая экономить собственные ресурсы и не делиться ими с окружающими.

Как уже было написано в другой статье, взаимопомощь безусловно важна для выживания сообщества животных. Она обеспечивает эволюционное преимущество его. Но полного коммунизма (от латинское communis – общее) в сообществе быть не может по той простой причине, что в случае этого самого коммунизма с каждым днем будет все больше и больше сытых паразитов (хотя бы в силу инстинкта лени), а это сильно снижает выживаемость сообщества.

Поэтому в качестве противовеса инстинкту взаимопомощи – для обретения эффективного баланса – природа наградила людей и животных инстинктом жадности. У животных этот инстинкт в основном проецируется на еду: ему жалко делиться ею с другими, особенно когда сам голоден. Но даже у домашних животных, например кошек и собак, которые всегда более-менее сыты, этот инстинкт часто просыпается, и они начинают рычать и защищать свою миску. Если приютить бездомное животное, оно будет потом очень долго это делать, потому что инстинкт жадности во время бродячей жизни развился очень сильно.

У людей инстинкт жадности получил свое развитие за счет продвинутого разума: людям жалко делиться не только едой, но и деньгами, временем, иными материальными и даже духовными ценностями (здесь ценности это то, что имеет цену).

Предположим такую ситуацию. Некий офисный работник получил в подарок большую коробку конфет. Он положил ее на стол и запланировал, что этих конфет ему хватит как минимум на неделю, чтобы пить с ними чай. Работник мог бы спрятать конфеты в стол или шкаф, но коробка большая и никуда не влезает. Поэтому она лежит на виду и соблазняет других людей своим видом. В результате приходится делиться: с одним, другим, третьим... Сначала работник делится охотно и спокойно. Но с каждым разом инстинкт жадности просыпается все сильнее.

И связано это с двумя обстоятельствами. Первое заключается в том, что объект жадности (конфеты) становится все меньше, и субъект жадности (офисный работник) начинает переживать, что ему самому для «полного счастья» объекта уже не хватит. Кстати, кавычки у «полного счастья» можно было бы опустить, потому что в субъективном внутреннем пространстве нашего офисного работника оно может фигурировать буквально: «Для полного счастья мне нужно именно столько-то конфет». У человека все немного сложнее, чем у животного. Пусть наш офисный работник совсем не голоден, но вторичный субъективный образ голода все равно будет запускать инстинкт жадности.

Второе обстоятельство состоит в том, что от объекта жадности (конфет) постоянно окружающими «отщипываются» кусочки. Инстинкты не умеют считать, и поэтому с каждым разом (как бы ни была малой порция, которую отщипнули) «градус жадности», то есть напряжение инстинкта жадности, будет возрастать. Чем же закончится наш пример? Офисный работник или сам быстро съест все конфеты, или высыпет их в более удобную емкость для хранения и положит ее в стол, или даже раздаст их быстро окружающим (чтобы больше не мучиться чувством жадности).

Какая именно эмоция связана с инстинктом жадности? В русском языке нет распространенного существительного для обозначения эмоции жадности. Самым близким является «жаль» и «жалко». Однако парадокс заключается в том, что этими же словами выражаются другие эмоции – связанные с инстинктом взаимопомощи (то есть для обратной ситуации). Связано это с тем, что в обоих случаях возникают сходные ощущения, но по отношению к разным объектам. В одном случае «Мне жалко конфет (денег, электроэнергии)» (в смысле «Надо поберечь этот предмет»), в другом «Мне жалко человека» (в смысле «Надо поберечь этого человека»).

Разумно будет так и называть – эмоция жадности или эмоция жадность.

 


См. также

Инстинкт

 


Рейтинг@Mail.ru    RSS RSS    azps@azps.ru