Инстинкт собственника

Врожденная схема поведения, побуждающая индивида отстаивать права собственности на что-то: те или иные предметы, место.

Инстинкт собственника проявляется у многих животных, в том числе птиц. Владельцы домашних животных могут наблюдать, как собака, например, защищает собственную миску, не давая другой собаке есть из неё. Если собака видит, как какая-то посторонняя собака или кошка на улице начинает ластиться к хозяину, она может устроить взбучку этому животному. В данном примере собственностью в глазах собаки выступает сам хозяин. Если дома живут два попугая и один из них сел на плечо хозяину, второй тоже может начать «ревновать» хозяина и будет пробовать согнать «злоумышленника».

Биологический смысл инстинкта собственника достаточно очевиден. Предположим, рысь путем немалых усилий поймала зайца. Часть съела, а часть оставила на завтрашний день. Так она обрела, пусть и на время, собственность. Что это значит? Это значит, что рысь тем или иным способом будет защищать эту свою новую собственность. Для начала она её припрячет под бурелом или закопает в снег. Потом будет находиться в некоторой близости – следить за собственностью. Если придет, скажем, росомаха, то рысь будет защищать остатки зайца. До разумного, конечно, предела: если росомаха окажется сильной и голодной, то, возможно, придется уступить ей.

Инстинкт собственника близок по смыслу инстинкту ревности. Скорее всего, инстинкт ревности даже произошел, развился из инстинкта собственника.

У людей инстинкт собственника сильно социализировался. И эта социализация инстинкта, очевидно, закрепилась на генном уровне. Типичный эпизод из жизни любого ребенка – у него отобрали игрушку, он говорит: «Моё! Моё!» и плачет. Плач означает, что ребенок просит вернуть ему его собственность. Просит и самого похитителя – отдать, и других людей – выступить арбитром и вмешаться. В этом и проявляется социализация инстинкта: не грубой силой отстаивать свое право собственника, а задействовав социальные механизмы.

У человека инстинкт собственника развит значительно сильнее, нежели у животных. Связано это в первую очередь с обилием собственности. У животного из собственности – ну остатки зайца, ну гнездо; потерять ни то, ни другое не является критическим. Если же современный богатый человек потеряет всю свою собственность, он не умрет, но образ его жизни кардинально поменяется, социальный статус резко упадет, «даже» привлекательность для лиц противоположного пола снизится до минимума.

Социальное устройство общества очень сильно завязано на этот инстинкт. Даже в названиях форм общественного строя четко указывается кто кем владеет: рабовладельчество («Я имею рабов»), феодализм («Я имею большие участки земли»), капитализм («Я владею средствами производства»), социализм («Я ничем не владею, все общее»).

Показателен крах социалистической идеи, которая во многом (если не во всем) объясняется противоречием ее инстинкту собственника. Как оказалось, человеку очень сложно находиться рядом, быть ассоциированным с потенциальной собственностью (что бы это ни было) и при этом не считать ее собственностью: «Это мой уютный кабинет ректора, и я решаю, кого принимать в институт, а кого нет», «Это мои солдаты, пусть мне дачу строят», «Это мой кожаный портфель министра, я его никому не отдам», «Я сам вырастил эти три колоска, значит могу взять их домой покормить детей» и так далее. Можно иногда услышать, что Советский Союз погубила бесхозяйственность, но, скорее всего, даже наоборот: слишком хозяйский подход ряда индивидов развалил страну.

Слишком сильное развитие инстинкта собственника у отдельного человека может способствовать развитию у него качества, которое называется эгоистичность.

 


См. также

Инстинкт

 



TopList    RSS RSS    azps@azps.ru