Виды умственных операций

   Умственные операции - действия, которые мы осуществляем в своем мышлении над материалом, реальным или воображаемым. Умственные операции это отдельные "кирпичики" или этапы нашего мышления. К основным видам умственных операций относят:

- сравнение,

- анализ,

- синтез,

- абстракцию,

- конкретизацию,

- индукцию,

- дедукцию.

Сравнение

   Сравнение это умственная операция, состоящая в установлении сходства и различия между отдельными предметами или явлениями реального мира.

Когда человек наблюдает два предмета, волей или неволей он начинает замечать то, в чем эти предметы похожи или в чем они различаются. Внешне простая, эта операция включает в себя ряд сложных элементов. Не бывает "сравнения вообще", оно всегда зависит от того, какие именно свойства сравниваемых предметов для нас являются существенными, что нас интересует. В зависимости от ситуации, от наших потребностей (порой весьма тонких) бывают разные основания сравнения.

Пример. Есть четыре человека. Трое из них интересуются книгами, четвертый нет. Первый интересуется книгами постольку, поскольку он интересуется, скажем, научной фантастикой. Встречая какую-нибудь книгу, он обращает внимание на те детали, которые могут показать, что она относится именно к научной фантастике. На обложке можно встретить фамилию знакомого автора, если автор неизвестен, тогда название произведения или характерное оформление обложки может выдать принадлежность книги к тому или иному жанру. Поэтому, встречая две книги, любитель фантастики будет сравнивать их между собой по авторам, названиям, оформлению. И, даже не заглядывая внутрь, может отдать предпочтение той или иной книги.

Другой человек тоже интересуется книгами, но интерес его профессиональный: он занимается издательской деятельностью. Такой человек, скорее всего, будет сравнивать книги между собой по другим основаниям: качеству бумаги, способам оформления обложки, размерам книги и еще каким-нибудь техническим характеристикам.

Третий человек не очень любит читать, но при этом любит кичиться своей библиотекой. Основной критерий для сравнения книг у него: насколько дорогая, презентабельная и пафосная обложка.

Четвертый человек совсем не интересуется книгами, по крайней мере их бумажными вариантами. Если он и читает книги, то только с экрана компьютера или мобильного устройства. Бумажные книги не занимают практически никакого места в жизни этого человека. И поэтому, что интересно и важно, основания для сравнения книг между собой временны и неустойчивы: сегодня две книги кажутся схожими/различными из-за цвета, завтра они сравниваются по размеру, послезавтра по году издания и т.д..

Операция сравнения осуществляется или непосредственно, или опосредованно. Когда мы воспринимаем два предмета непосредственно, мы используем непосредственное сравнение. В противном случае мы используем опосредованное сравнение. При опосредованном сравнении мы можем использовать умозаключения, опирающееся на косвенные признаки.

Опосредованное сравнение вообще опирается на всю мощь нашего интеллекта, в качестве "посредника" при сравнении может быть использовано и, например, воображение, и наглядные действия. Ребенок не может узнать, стал ли он выше, сравнивая непосредственно себя настоящего и себя прежнего (например месяц назад). Однако он может воспользоваться наглядным трюком и отмечать свой рост на дверном косяке. И тогда по отметкам он сможет выяснить желаемую информацию.

Строго говоря, в природе вообще нет двух одинаковых предметов. Различаются между собой два любых камня, различаются небесные светила, нет двух абсолютно одинаковых птиц или насекомых. Надо полагать, даже двух одинаковых атомов или электронов не существует. Одинаковыми делает предметы наше мышление. Для этого, собственно, и существует операция сравнения.

Более того, человеческий разум придумал объекты, всегда одинаковые, при любых обстоятельствах. Речь, конечно, идет о математических - исключительно выдуманных - объектах. Так в математике все равносторонние треугольники с длиной стороны в 7 сантиметров всегда равны друг другу.

Операция сравнения исключительно важна для работы психики. И в любом сравнении, как мы уже говорили, лежит то или иное основание, те или иные существенные признаки. Интересно то, что в операции сравнения имеются индивидуальные отличия не только по основаниям, но и по алгоритму сравнения.

Пример. Имеется четыре человека (А, Б, В, Г) и два камня (Ъ и Ь). Перед испытуемыми ставится задача сравнить камни и вынести вердикт: одинаковые эти камни или разные. У всех испытуемых основной критерий сравнения - форма, но есть и второстепенные - цвет, размер. А и Б начали свои рассуждения так: "Предположим, Ъ и Ь одинаковы..." В и Г начали свои рассуждения иначе: "Предположим, Ъ и Ь разные..." Дальше они продолжили свои рассуждения. Испытуемый А установил: "Форма камней одинакова, значит гипотеза полностью подтвердилась". Испытуемый Б решил иначе: "Форма камней одинакова, но я еще не сравнивал по цвету и размеру; если окажется, что в чем-то они различны, то камни окажутся разными". Испытуемый В рассуждает иначе: "Форма Ъ и Ь одинакова, значит моя гипотеза не подтвердилась, и это значит, что камни не разные, а одинаковые". И последний испытуемый, Г: "Форма, конечно, одинакова, и это несколько противоречит моей гипотезе; надо будет сравнить еще по цвету и размеру; может быть, что они подтвердят мою гипотезу".

В отличие от абстрактных рассуждений в философии, формальной или математической логике в реальной жизни в большинстве случаев мы имеем несколько оснований для сравнения. При этом одни основания обычно несколько более важны, чем другие. Поэтому все четыре приведенных в примере алгоритма сравнения имеют под собой смысл. В зависимости от количества оснований, от их одинаковой или разной значимости бывает выгодно рассуждать так или иначе.

Операция сравнения нашим мышлением производится так часто и в большинстве случаев так быстро, что мы просто не успеваем отрефлексировать алгоритмы, по которым проводим сравнение. Алгоритмы бывают весьма разные и специфичные, не только такие простые логические, как в нашем примере. Сравнение может быть многокритериальным, когда в своей голове мы формулируем ряд критериев сравнения, а затем как бы выставляя в уме баллы сравниваемым объектам. Некоторые алгоритмы сравнения заложены в нас природой и до конца еще не изучены наукой.

Таково, например, слуховое восприятие, целиком построенное на сравнениях. Слушая очередной популярный мотивчик, мы сравнительно легко и не без удовольствия выискиваем в музыкальном опусе повторяющийся припев. Можем с уверенностью сказать, на какие другие опусы похож данный опус. Но четко расписать алгоритм сравнения двух музыкальных произведений между собой или хотя бы отдельных коротеньких участков мы не в состоянии, потому что сознанием этот интеллектуальный процесс сравнения мы контролируем очень слабо.

Операция сравнения присуща не только людям, но и животным, птицам. Самки многих животных, например, имея возможность сравнивать двух потенциальных брачных партнеров между собой, отдают предпочтение более крупному и физически развитому самцу. Гуси при встрече друг с другом встают на цыпочки и вытягивают вверх клюв, сравнивая свой рост и соревнуясь в этом показателе.

Операция сравнения - базовая для многих других мыслительных операций. Абстрагирование от одних свойств и обстоятельств, концентрация внимания на других предоставляет собой первичную структуризацию, упорядочение материала.

Анализ и синтез

   Анализ — это мысленное расчленение чего-либо на части или мысленное выделение отдельных свойств предмета. Суть данной операции состоит в том, что, воспринимая или представляя какой-либо предмет или явление, мы можем мысленно выделить в нем одну часть из другой, а затем выделить следующую часть и т.д.

С помощью анализа мы можем узнать, из каких частей состоит то, что мы воспринимаем. Анализ позволяет нам разложить целое на части, т.е. позволяет понять структуру того, что мы воспринимаем. Не всегда, однако, имеется лишь один способ этого разложения целого на части. Если система весьма сложная, то этих способов может быть очень много. Поэтому, как и в случае операции сравнения, у анализа тоже могут быть основания.

Пример. Предположим, перед нами поставлена задача разбить город, в котором мы живем на несколько отдельных частей. В качестве основания разложения (анализа) мы можем взять уже сложившееся административно-территориальное деление (по районам). Можем разделить город на функциональные части: жилые районы, производственные, садово-парковые зоны. Можем выделить историческую часть (с домами, построенными, скажем, до 1917 года), современную часть и район новостроек. Можно разделить на правобережье и левобережье.

Анализировать можно не только те объекты, которые представлены нам наглядно. Можно анализировать, например, процессы. Если в какой-то организации была учреждена должность, например, экономиста-аналитика или маркетолога, то специалист, занявший ее, начнет свою работу с анализа: выяснит, какие вообще существуют структурные и функциональные подразделения в организации, какие конкретно задачи стоят перед организацией, кто ее партнеры и т.д. Без предварительного анализа в своей работе такой специалист будет тыкаться как слепой котенок.

При анализе наглядных предметов мы выделяем:

- существенные части предмета (структуру),

- цвет, форму, свойства материала и прочие свойства.

Анализ предметов, разумеется, может осуществляться не только в наглядном режиме, но и по памяти.

Синтез - это противоположная анализу операция, мысленное соединение частей предметов или явлений в одно целое, мысленное сочетание отдельных их свойств.

Предположим, нам попался новый игрушечный автомобиль на радиоуправлении и нам очень хочется понять, как он работает. Мы сначала просто поиграем и понаблюдаем за поведением машинки. Затем можем разобрать ее вместе с пультом и провести анализ, то есть тщательно изучить структуру игрушки, понять из каких деталей она состоит. После этого мы можем собрать машинку (то есть провести синтез) и продолжить изучение поведения машинки. Можем опять разобрать машинку, изменить что-то в ее устройстве и собрать, посмотреть, что из этого выйдет.

Сам факт того, что нам удалось снова собрать машинку, уже показывает, что мы неплохо разобрались в ее устройстве.

Для синтеза, как и для анализа, характерно мысленное оперирование свойствами предмета. Однако нельзя утверждать, что синтез и анализ исключительно мыслительные (нематериальные) операции. Собирать и разбирать машинку, как в нашем примере, можно не только в уме, но и в смешанном виде: то есть на наглядном материале. Анализ и синтез это не какие-то "мистически непонятные" операции, это в буквальном смысле разложение и сборка того или иного объекта. И часто бывает более полезным разобрать машинку или что-то еще в буквальном смысле, нежели в уме. К слову сказать, рука человека представлена в коре головного мозга весьма большими участками и, манипулируя тем или иным предметом, "умная рука" может очень многое "объяснить".

На протяжении всей жизни человек постоянно, повседневно и даже ежечасно использует анализ и синтез. Придя, например, в новый супермаркет, покупатель в уме разбивает площадь магазина на отделы, анализирует ассортимент по производителям, выделяет сильные и слабые стороны в работе персонала, определяет, какие товары выгодно покупать, а какие нет.

Как анализ, так и синтез могут преследовать сугубо практические цели, а могут и теоретические. В последнем случае человека интересует лишь "истина ради истины", то есть он занимается вырабатыванием единой, научной картины (модели) мира.

Вне зависимости от практического или теоретического характера размышлений, анализ и синтез теснейшим образом связаны с другими умственными операциями, например сравнением. Сравнение двух объектов между собой может послужить толчком к анализу одного из этих объектов или обоих. Узнав, например, что не все продукты одинаково полезны, любопытный человек начнет допытываться почему и станет разбирать в своем уме продукты по компонентам. Внутри самой операции анализа может потребоваться сравнение: встретив в конструкции машинки две одинаковые шестеренки, человек может заинтересоваться, точно ли они одинаковые, а если разные, то насколько существенна эта разница.

Анализ и синтез между собой связаны очень тесно. В повседневной жизни мы обычно сами не замечаем того, как в своем уме сначала что-то "раскладываем по полочкам", а затем собираем в одно целое. Сами по себе анализ ради анализа и синтез ради синтеза практически не встречаются. Если мы что-то "разобрали по кирпичикам", то потом из этих "кирпичиков" хочется что-то сделать. А сделав что-то, хочется опять это разобрать.

Абстракция и конкретизация

   Абстракция — мысленное отвлечение от каких-либо одних частей или свойств предмета в пользу других, более существенных признаков. Можно абстрагироваться от каких-угодно признаков или свойств объекта. Абстрагироваться от чего-то - значит не придавать этому значение, игнорировать это обстоятельство.

Примеры.

Можно абстрагироваться от возраста, пола и характера своих сослуживцев. Тогда можно будет оценивать коллег более объективно, по деловым качествам.

Можно отвлечься от того обстоятельства, что Земля круглая, и построить футбольное поле плоским, а не выпуклым.

Можно абстрагироваться от температуры мороженого и считать растаявшее мороженое тоже мороженым.

Абстракция бывает слабой и сильной. В первом случае мы абстрагируемся от одного-двух признаков, обстоятельств. Во втором случае мы абстрагируемся от всего прочего, кроме одного-двух признаков или обстоятельств.

Примеры.

Если абстрагироваться от всего, кроме возраста, пола и характера, то можно составить небольшой личностный портрет: "Пожилая сварливая женщина" или "Отважный, но самонадеянный молодой человек".

Если абстрагироваться от всех прочих обстоятельств кроме того, что Земля круглая, то можно сказать что планета Земля - это одно большое футбольное поле.

Если абстрагироваться от всего кроме температуры, то можно сказать, что все холодные предметы - есть мороженое.

Прелесть абстракции состоит не только в том, что мы можем рассуждать о таких понятиях, как "бесполый человек" или "плоская Земля", но и в том, что мы можем рассуждать о сильных абстракциях - признаках, отвлеченных от объектов-носителей. Мы можем судить о таких абстрактных вещах, как температура, пол человека, возраст, круглая форма, прямоугольная форма, форма, цвет, демократия, психология.

Что дает нам способность к абстракции? Например, она широко используется при образовании и усвоении новых понятий, так как в понятиях отражены только существенные, общие для целого класса предметов признаки. Сказав "стол", мы абстрагируемся от прочих, представляющихся второстепенными, признаков, таких как цвет, габариты, материал, функциональные возможности, и представляем некий образ целого класса предметов. В слове "стол" мы представляем лишь абстрактную характеристику: довольно большой предмет с плоской поверхностью, за которым можно сидеть и на котором можно выполнять те или иные ручные действия, высотой в треть или половину человеческого роста.

Далеко не каждый человек может дать определение столу, но все люди прекрасно знают это понятие и грамотно его используют. Некоторые абстрактные понятия вообще нельзя объяснить прямо, только косвенно. Так, например, без применения научного аппарата нельзя объяснить другому человеку, чем отличается зеленый цвет от красного. Можно лишь в примерах, через конкретизацию, сказать, что зеленый - цвет растений, а красный - цвет зрелых помидоров или кетчупа.

Еще сложнее объяснить смысл слов, обозначающих не наглядные предметы. Как дать определение любви? Или демократии? Чувство глубокой симпатии? А что такое симпатия? Глубокая привязанность к другому человеку или объекту? А как отличить глубокую привязанность от неглубокой? Власть народа? Над кем?

В этом состоит очень интересная особенность человеческой психики: мы можем часами изъясняться словами-абстракциями, но дать определение этим словам нам дается значительными усилиями.

Среди видов абстракции иногда выделяют:

- практическую (непосредственно включенную в процесс деятельности),

- чувственную (внешнюю),

- высшую (опосредованную, выраженную в понятиях).

Чистая абстракция, абстракция ради абстракции, может завести очень далеко в рассуждениях. В противовес ей существует конкретизация - представление чего-либо единичного, что соответствует тому или иному понятию или общему положению. В конкретных представлениях мы не стремимся отвлечься от различных признаков или свойств предметов и явлений, а, наоборот, стремимся представить себе эти предметы во всем многообразии свойств и признаков, в тесном сочетании одних признаков с другими.

Если абстракция это разрывание связей между признаками, переход от рассмотрения единичных случаев к общим, то конкретизация всегда выступает как пример или как иллюстрация чего-то общего. Конкретизируя общее понятие, мы лучше его понимаем.

Примеры. Было абстрактное понятие "предмет мебели" - стало менее абстрактное (более конкретное) понятие "стол". Конкретизируя, можно перейти к "письменный стол", "мой домашний письменный стол", "мой домашний письменный стол, тот, которым он был десять лет назад".

"Деятельность" - "Профессиональная деятельность" - "Врачевание" - "Выдергивание зубов".

"Животное" - "Хищник" - "Представитель семейства кошачьих" - "Домашняя кошка" - "Моя кошка Муся".

Индукция и дедукция

   Важная особенность нашей мыслительной деятельности заключается в том, что в результате ее мы получаем (можем получить) новое знание. Получению нового знания непосредственно предстоит умозаключение, которое тоже относят к мыслительным операциям. Обычно различают два основных вида умозаключений:

- индуктивные умозаключения (индукцию),

- дедуктивные умозаключения (дедукцию).

Индукция — переход от частных случаев к общему положению, которое охватывает собой частные случаи.

Примеры. Предположим, мы сделали ряд наблюдений. В нескольких зоопарках мы видели медведей. Все они были бурого цвета. Отсюда мы сделали вывод, что все медведи - бурые.

За свою жизнь мы видели очень много птиц. Все они имели перья, кроме тех, что продаются в магазине. Отсюда мы сделали вывод, что все живые птицы имеют перья.

Перебрали в уме много разных чисел. Оказалось, что какое бы большое не было число, всегда найдется еще больше. Отсюда сделали вывод, что не существует на свете самого большого числа.

Как и в любой мыслительной операции, в индукции мы можем допустить определенные ошибки, сделанное умозаключение может оказаться недостаточно достоверным или совсем ложным. Достоверность индуктивного умозаключения достигается не только за счет увеличения количества случаев, на котором оно строится, но и за счет использования разнообразных примеров, в которых варьируют несущественные признаки предметов и явлений.

Умозаключения вида "Некоторые медведи - бурые" тоже относятся к индуктивным. И их делать совсем не сложно. Достаточно просто понаблюдать несколько бурых медведей. Значительно сложнее с сильными утверждениями вида "Все медведи - бурые". Даже понаблюдав тысячу медведей, среди которых все оказались бурыми, нельзя утверждать, что все медведи бурые, потому что мы не знаем, видели ли всех возможных медведей на свете.

Опросив 1200 респондентов в ходе социологического исследования можно выяснить, что все опрошенные поддерживают политика Васисуалия Лоханкина. Это будет истиной. Однако индуктивное умозаключение "Все жители нашего города (страны) поддерживают Васисуалия Лоханкина" останется предположительным и недоказанным. Доказанным будет лишь то, что некоторые жители поддерживают указанного политика. И от этого факта никуда не денешься.

Хотя в строгом, логическом смысле индуктивные умозаключения не точны, в повседневном обиходе они, разумеется, приносят огромную пользу. Купив несколько раз в одном и том же магазине испорченные продукты, можно прийти к индуктивному выводу, что все (многие) продукты из этого магазина - испорченные. Понаблюдав за тем, как часто врет какой-то человек, можно сделать индуктивный вывод, что он вообще обычно говорить неправду.

Умственной операцией, противоположной индукции, является дедукция - умозаключение, сделанное в отношении частного случая на основе общего положения. Например, зная то, что на три делятся все числа, сумма цифр которых кратна трем, мы можем утверждать, что число 412815 разделится на три без остатка. В то же время зная, что все березы сбрасывают листву на зиму, мы можем быть уверены в том, что какая-либо отдельная береза зимой также будет без листвы.

Индукция через обобщения разной степени точности и достоверности помогает нам обогащать свои знания об окружающем мире. Можно сказать, что картина (модель) мира и состоит из множества разных индуктивных выводов. В юные годы, когда человек учится, он значительно чаще использует операцию индукции. В зрелые же годы, когда наступает пора действовать чаще оказывается нужной дедукция, потому что именно она помогает в решении конкретных жизненных проблем.

Врач, поставив определенный диагноз пациенту, опираясь на знание общих закономерностей протекания данной болезни, делает вывод о том, как надо лечить конкретного пациента. Опытный автомеханик, зная типичные проблемы автомобилей данной модели и наблюдая определенные симптомы, делает вывод о предполагаемых неполадках. Покупатель, зная, что все зрелые бананы желтого цвета, не покупает зеленые.

Как и индукция, дедукция - довольно рискованное умозаключение. Зная, например, что среди инженеров большинство - мужчины, выпускница школы может передумать поступать в технический вуз, хотя в школе имела успехи по математике и физике.

Кроме индукции и дедукции в логике выделяется еще традукция - умозаключение, не сопровождающееся переходом от частного к общему или наоборот. Самый характерный пример традукции - аналогия. Имея довольно смутное представление (модель) рассматриваемого объекта, мы можем обратиться к аналогии, то есть взять другой объект, а точнее его модель, что-то подкорректировать в этой модели и использовать ее на текущем объекте. Если ученики, например, не очень понимают как устроена земная кора, то учитель может привести аналогию со слоеным пирогом.

Литература

Маклаков А. Г. Общая психология. СПб: Питер, 2001.

 


Анализ
Рассмотрение, изучение чего-либо, основанное на расчленении (мысленном, а также часто и реальном) предмета, явления на составные части, определении входящих в целое элементов, разборе свойств какого-либо предмета или явления. Процедурой, обратной А., является синтез, с которым А. часто сочетается в практической или познавательной деятельности. Синтез состоит в том, что знание о предмете получается путем соединения его элементов и изучения их связи.
Сравнение
Одна из логических операциймышления. Задания на С. предметов,изображений,понятий широко используются при психологических исследованиях развития мышления и его нарушений. Анализируются основания для С., которые использует человек, легкость перехода от одного из них к другому и т.д.

См. также

Мышление

 


Рейтинг@Mail.ru    RSS RSS    azps@azps.ru